Воспоминания о прошлом земли Лю Цысиня


Китай в своей культуре разит архаикой, помпезностью, и является важой доминантой в развитии всего человечества, меж тем оставаясь, как впрочем это становится обыденным явлением и для других сторонних человеку культур, малознакомым и интересующим извне. Тем более, когда мы говорим о современном состоянии.

Не так давно, к примеру, китайский кинематограф отличился своим первым высокобюджетным блокбастером — The Wandering Earth. Фильм собрал $700млн в прокате и попутно поднял интерес к отечественному sci-fi. При том интерес не только к визуальному искусству, но и в общем. К литературе в частности. Напомню, что The Wandering Earth основана на одноименном произведении Лю Цысиня китайского фантаста, собравшего коллекцию из престижных наград и отзывов.

Лю Цысинь и пеньки


Картина и стала причиной кинуться на самое известное, что автор может предложить современной научной фантастике, — трилогию Remembrance of Earth’s Past. Кто-то знаком с ней лишь по первой книге (или даже по ее названию, но не содержанию), The Three-Body Problem.

Задача трех тел — одна из задач небесной механики, в которой нужно найти уравнение, описывающее движение трех тел, взаимодействующих по законам Ньютона, естественно. Казалось бы, что ничего не машает решить задачу, но на настоящий момент есть лишь частные решения. Собственно, книга Лю Цысиня как раз об этом: как мы можем быть в чем-то уверены, если не можем решить даже эту простую задачу из обычной механики?

Каждая последующая из книг — прямое продолжение, Временной охват всей трилогии — несколько веков с началом во времена Культурной революции в Китае в 60–70-х и далее до глубокого будущего.

Культурная революция, кстати, не без причины служит здесь прологом: она не просто определяет проблему влияния внешних сил на фундаментальные законы физики. Этим, в общем-то, грешили не только диктаторы, представленные в книге в лице Мао Цзэдуна, но и религия. Наука сама по себе находится пусть не в шатком, но в зарождающемся состоянии: история знает много примеров, когда ей связывали руки. Мы знаем слишком мало, а потому можем не осознавать масштабы влияния со стороны (в произведении этой стороной становится внеземная цивилизация).

Проблема очерчена. Далее всплывает другая большая теория: темный лес (по названию второй книги трилогии — The Dark Forest). Теория, которая встает поперек парадоксу Ферми: мы не встречаем следов внеземной цивилизации не потому, что их нет, а потому, что они не хотят быть обнаруженным. Почему? Все просто: наша вселенная — темный лес, в котором каждый считается врагом друг другу и нет ни одного способа доказать, что ты друг. Если ты не прячешься — тебя истребляют, чтобы в каком-то далеком будущем ты не стал угрозой для истребляющего.

Последняя книга — The Death’s End — читается особенно тяжело. В ней колоссальное количество интересных идей. Но чтобы человек ни сделал, в конце остается лишь ничто. Поэтому трилогия Лю Цысиня остается пессимистичным предупреждением, в котором наша/чужая ошибка — общий случай, — а осторожность — единственный способ жить.

Из сожалений: язык художественный, но слишком топорный и скучен. Возможно, всему виной перевод (говорят, что английский еще хуже), но верится слабо. В конце концов, это частая проблема писатлей-инженеров. За истинной художкой стоит идти как раз к писателям (ну вот к Дэну Симмонсу, например), за подлинным сай-фаем — к инженерам.